Почему кровь берут именно с безымянного пальца.

В медицине ничего случайного нет, и этому есть разумное объяснение. Подушечки пальцев — вообще лучшая часть тела для взятия крови. Ведь на них нет волосяного покрова, в них много сосудов и к тому же их легко сдавить. Но, кроме всего выше сказанного, есть 3 не мало важных причины брать кровь именно с безымянного пальца.

Во-первых это снижение риска заражения. Любой прокол кожи может привести к заражению. Внутренние оболочки большого пальца и мизинца напрямую соединены с оболочками кисти — если инфекция попадет в них, она может быстро распространиться на всю руку. А оболочки остальных пальцев изолированы, и даже если в момент прокола в них попадет инфекция, она какое-то время будет локализована, что даст возможность ее быстро подавить.

Во-вторых это быстрое заживление. По сравнению с другими пальцами руки безымянный палец меньше двигается, ранка на нем заживает быстрее, что также снижает возможность инфицирования.

И в третьих – болезненность. За счет того, что этот палец самый “нерабочий” — кожа на нем тоньше, а значит, позволяет легче и менее болезненно сделать прокол.

Девушка, у Вас грудь неправильно расположена.

История от моей тещи- медработника: юг нашей Родины, небольшой Городок. Появился у них, в далекие советские годы, в поликлинике флюорографический кабинет, а при нем – лаборант. Лаборант был странный, на работу, к примеру, всегда ходил в резиновых сапогах. Но история не про то…

Очень он был до работы охоч – с утра до вечера трудился, брал дополнительные смены, и т.д. – в общем, любил свою работу. Все делали флюорографию? В двух словах: подходишь к щиту, прислоняешься грудной клеткой к экрану, секунда – щелчок – свободен, иди одевайся.

Так вот, этот лаборант говорил девушкам, что у них неправильно расположена грудь, подходил и уверенным движением рук “поправлял” им сиськи. Пациентки, по незнанию, были уверены, что так и надо. Работал он около 2 лет, пока не нарвался… на медика из соседнего района.

Шнобелевская премия нашла своих героев, в том числе, среди медиков.

Шнобелевская премия премия отмечает самые странные исследования уже не первый год. Дают ее за исследования, результаты которых были опубликованы в рецензируемых научных журналах. Нынче, кстати, каждый участник получил чек на сумму 10 триллионов(!) зимбабвийских долларов… Но давайте вернемся, собственно, к шнобелевской медицине.

На Шнобелевской премии 2016, в области репродуктологии был отмечен уролог Ахмед Шафик. Он на примере крыс установил, что способность к размножению зависит от материала нижнего белья. Синтетика сильно уменьшает желание продлить род. А вот натуральное белье, напротив, усиливает это желание.

В свою очередь, один британский ученый запомнился созданием уникальных искусственных конечностей, имитирующих движения козы. Исследователь даже прожил в Альпах три дня в шкуре козла, передвигаясь на специальных протезах и питаясь травой. А вот профессор психологии Университета Вандербильта Гордон Логан опросил более 1000 человек в возрасте от 6 до 77 лет и узнал, что лучше всего врут подростки. Но с возрастом эта способность атрофируется.

SynCardia: 555 дней с сердцем в рюкзаке.

25–летний Стэн Ларкин 555 дней прожил без сердца. Вместо этого он круглые сутки носил “искусственное сердце” в рюкзаке. Именно этот рюкзачок перекачивал кровь в его теле кровь и фактически не давал ему умереть. Это устройство, как теперь доказано, может продолжительное время поддерживать пациентов с сердечной недостаточностью в то время как они ждут донора.

Еще в 2014 году Стэн стал первым пациентом в штате Мичиган, которому был выписан аппарат искусственного сердца, который известен как “SynCardia”. У него была диагностирована кардиомиопатия и после нескольких лет ожидания донора, Стэн лег на стол хирурга, который удалил его сердце встроив в его систему кровообращения искусственное устройство.

Фактически, система “SynCardia” спасла ему жизнь так как на момент операции, у него уже начались серьезные проблемы со здоровьем. Устройство, которое поддерживало в Стэне жизнь, только в теории было рассчитано на продолжительное поддержание жизни, но никогда до этого не использовалось так долго.