Подвиг лейтенанта Скаловского.

В 1806 году, И.С. Скаловский командуя бригом “Александр” в Адриатическом море, в ночь с 16 на 17 декабря у острова Браццо отразил нападение французской эскадры в составе: трёх канонерских лодок, тартаны “Наполеон” и одной требаки. На кораблях противника имелось около 500 человек абордажной команды.

Бриг “Александр” незадолго до этого был захвачен у французов и введен в состав нашего флота, имел на вооружении – 12 четырехфунтовых пушек. Экипаж брига состоял из 75 человек, в том числе командира и двух офицеров.

Местные жители своевременно предупредили И.С. Скаловского о готовящемся нападении, как только французские корабли вышли из базы в Споларто, на берегу близ острова Браццо запылало пять костров. Экипаж брига уже знал, что против него идет пять неприятельских судов. Несмотря на превосходство противника, Скаловский решил принять бой…

Узнать больше >>>Подвиг лейтенанта Скаловского.

Следствие по делу декабристов: первый допрос Бенкендорфа с пристрастием.

Александр Христофорович Бенкендорф, шеф жандармов и одновременно Главный начальник III отделения Собственной Ее Императорского Величества канцелярии (1826—1844), на следствии по делу декабристов, в первый допрос, собрав всех обвиняемых, сказал им следующее: “Вы утверждаете, что поднялись за свободу для крепостных и Конституцию? Похвально.

Прошу тех из вас, кто дал эту самую свободу крепостным — да не выгнал их на улицу, чтобы те помирали, как бездомные собаки, с голоду под забором, а отпустил с землёй, подъёмными и посильной помощью — поднять руку. Если таковые имеются, дело в их отношении будет прекращено, так как они действительно поступают согласно собственной совести. Я жду. Нет никого?

Как странно… Я-то своих крепостных отпустил в Лифляндии в 1816-м, а в Тамбовской губернии в 1818-м. Все вышли с землёй, с начальными средствами. Я заплатил за каждого из них податей за пять лет вперёд в государственную казну. И я не считаю себя либералом или освободителем!

Мне так выгоднее. Эти люди на себя лучше работают. Я зарабатываю на помоле, распилке леса и прочем для моих же бывших крестьян. Я уже все мои расходы покрыл и получил на всём этом прибыль. И я не выхожу на площадь с безумными заявлениями или протестами против Государя или, тем более, против Империи!

Так как вы ничем не можете доказать, что дело сиё — политическое, судить мы вас будем как бунтовщиков и предателей Отечества, навроде Емельки Пугачёва. А теперь — всех по камерам! В одном этапе с уголовными пойдёте, сволочи!”