Подвиг лейтенанта Скаловского.

В 1806 году, И.С. Скаловский командуя бригом “Александр” в Адриатическом море, в ночь с 16 на 17 декабря у острова Браццо отразил нападение французской эскадры в составе: трёх канонерских лодок, тартаны “Наполеон” и одной требаки. На кораблях противника имелось около 500 человек абордажной команды.

Бриг “Александр” незадолго до этого был захвачен у французов и введен в состав нашего флота, имел на вооружении – 12 четырехфунтовых пушек. Экипаж брига состоял из 75 человек, в том числе командира и двух офицеров.

Местные жители своевременно предупредили И.С. Скаловского о готовящемся нападении, как только французские корабли вышли из базы в Споларто, на берегу близ острова Браццо запылало пять костров. Экипаж брига уже знал, что против него идет пять неприятельских судов. Несмотря на превосходство противника, Скаловский решил принять бой.

Открыв сильный артиллерийский огонь, французы попытались сблизиться для абордажного боя. Однако Скаловский умело маневрировал и бортовыми залпами своей артиллерии держал неприятеля на расстоянии. Одна из наиболее активно действовавших канлодок была разбита и пошла ко дну вместе со всем экипажем и солдатами.

В самый разгар боя внезапно полностью стих ветер. Бриг не мог маневрировать, в результате чего гребные корабли противника получили преимущество. Тогда Скаловский приказал мичману Л.А. Мельникову спустить баркас и буксировать бриг по командам. Под градом пуль и картечи Мельников и его матросы в течение двух часов обеспечивали маневры своего корабля, чтобы он всегда стоял бортом к неприятелю и мог в максимальной степени использовать свою артиллерию.

Благодаря этому были удачно отражены все попытки французов взять бриг на абордаж. После упорного трехчасового боя французские суда стали отходить к Споларто. “Александр”, по-прежнему на буксире своего баркаса, преследовал их пока они не вышли за пределы досягаемости его артиллерии.

Во время боя тартана “Наполеон” была сильно повреждена и затонула при входе в базу на виду у всех жителей города. Потери французов составили 217 человек убитыми, потонувшими и ранеными. На “Александре” было убито 5 и ранено 7 человек. Бриг получил большие повреждения. Корпус, рангоут, такелаж и паруса - все было побито неприятельской артиллерией. Несмотря на это, бриг самостоятельно пришел на рандеву с эскадрой.

Вскоре Наполеон узнал о бесславной потере трех своих судов и более двух сотен солдат. Особенно неприятен был для императора факт, что победитель в сражении звался “Александром”, а побежденный “Наполеоном”. После этого боя он специальным указом запретил давать свое имя любым судам, во избежания впредь подобных конфузов.

За этот подвиг Иван Семёнович Скаловский 26 февраля 1807 года был награждён орденом Святого Георгия 4-й степени. Все офицеры и команда также были представлены к наградам.

Следствие по делу декабристов: первый допрос Бенкендорфа с пристрастием.

Александр Христофорович Бенкендорф, шеф жандармов и одновременно Главный начальник III отделения Собственной Ее Императорского Величества канцелярии (1826—1844), на следствии по делу декабристов, в первый допрос, собрав всех обвиняемых, сказал им следующее: “Вы утверждаете, что поднялись за свободу для крепостных и Конституцию? Похвально.

Прошу тех из вас, кто дал эту самую свободу крепостным — да не выгнал их на улицу, чтобы те помирали, как бездомные собаки, с голоду под забором, а отпустил с землёй, подъёмными и посильной помощью — поднять руку. Если таковые имеются, дело в их отношении будет прекращено, так как они действительно поступают согласно собственной совести. Я жду. Нет никого?

Как странно… Я-то своих крепостных отпустил в Лифляндии в 1816-м, а в Тамбовской губернии в 1818-м. Все вышли с землёй, с начальными средствами. Я заплатил за каждого из них податей за пять лет вперёд в государственную казну. И я не считаю себя либералом или освободителем!

Мне так выгоднее. Эти люди на себя лучше работают. Я зарабатываю на помоле, распилке леса и прочем для моих же бывших крестьян. Я уже все мои расходы покрыл и получил на всём этом прибыль. И я не выхожу на площадь с безумными заявлениями или протестами против Государя или, тем более, против Империи!

Так как вы ничем не можете доказать, что дело сиё — политическое, судить мы вас будем как бунтовщиков и предателей Отечества, навроде Емельки Пугачёва. А теперь — всех по камерам! В одном этапе с уголовными пойдёте, сволочи!”

Первая успешная торпедная атака и ее жертва.

В ночь с 13 на 14 января 1878г. Макаров С. О., на пароходе “Великий князь Константин” подошел к Батуму и в 23 часа спустил на воду торпедные катера “Чесма” и “Синоп”, оснащеные самодвижущимися минами Уайтхеда.

На “Чесме” торпеда располагалась в деревянной трубе под килем, на “Синоп” был предусмотрен специальный плот, который буксировался за катером, а во время атаки подтягивался к борту. Наводка торпед у первого и второго катеров осуществлялась поворотом корпуса.

Далее катера скрытно подошли, на расстояние порядка 60-ти метров, к ближайшему турецкому судну, им оказалась 163-тонная не бронированная канонерская лодка под названием “Интибах”, и выпустили торпеды. Как повествует история обе торпеды попали в цель, но взорвалась только одна, но и этого оказалось вполне достаточно. Так впервые в истории морских войн корабль был потоплен торпедой!

P.S. Первое успешно торпедированное судно – канонерская лодка “Интибах” была спущена в Стамбуле в 1867 году. Длина судна составляла 40,4 м., ширина 6,7 м., с осадкой в 3,2 м. Нужно так же отметить, что корпус “Интибах” был деревянным.